king, mouse

I am a rock, I am an island: аварийный запас щебня

(no subject)
king, mouse
rahu_kuus
ИаирCollapse )

(no subject)
owl
rahu_kuus
Р.М. Рильке

Рождество Марии

Сложно было ангелам не воспеть,
Так бывает слезы не удержать,
Знали, этой ночью на белый свет
Для Христа Младенца родится Мать

Так парили они и друга корили,
Молча глядя на Иоакимов дом,
Чистое чуя пространства стяженье в мире,
Только нельзя было им оказаться в нем.

Ведь те двое и так уж едва здоровы,
Вот соседка зашла и заохала: надо же, а когда…
И старик тихо шепчет бурой корове:
Не мычи, помолчи. Сегодня – не как всегда.

(no subject)
owl
rahu_kuus
из Элиота
(upd)

движение - фрагмент рисунка,
как в чертеже 10 ступеней,
желание само движенье,
не очень, в общем-то, желанно,
любовь не движется нимало -
причина и конец движенья,
без времени и без желаний,
когда б совсем прервалось время,
застыла поймана на грани
меж тем, что есть, и тем, что небыль.
внезапно в солнца столп попавши,
пылинки пляшут, а покуда
вот слышен тайный смех детей,
листвой от взгляда верно скрытых,
давай, сюда, скорей, навечно -
смешно, пустое время грустно
лежит везде, где до и после


(no subject)
owl
rahu_kuus
Джеймс Бакстер.

Лазарь

После минуты молчания и речей
Гости, одетые в черное, заклинают
Будничной сухостью оторопь перед покойным
(Веки как воск, его тело - мешок ничей,
Сунут в могилу) и женщины начинают
Свой ритуал неразумный, помин бормоча нестройно.

Тут вот, в тот миг, когда потянулся мир
К маске обычной и светской, явился Он.
Слишком уж поздно, чтоб склеить разбитую вазу,
(Сколы латают) Свой образ, померкнувший меж людьми.
"Вы же дружили с ним," женский раздался стон,
"Где Ты был раньше? Как он заболел, мы сразу..."

Когда же, сбросив серый, солдатский земли покров,
Из уст пещеры Лазарь тридневный вышел
(Нетвердым шагом, вон, пелены презрев)
Ко стрелам солнца и в жаркую жизни новь,
Рыдали все в смущении еле слышно,
Пред ликом иной Любви, такой, что страшней, чем гнев.



P.S. Отличие в размере последней строфы - авторское.
Комментируйте, пожалуйста, особенно, если что не так, мне важно.

(no subject)
owl
rahu_kuus
Это вовсе не Бакстер, а менее известный новозеландский поэт Алан Брантон (1946-2002).
Как большой поклонник вымирающего эпистолярного жанра, я не могла пройти мимо этого стиха, однако, кажется, сделала интонацию менее лиричной, чем в оригинале. Единственному, на настоящий момент, читателю, впрочем, не понравилось.

Кино (Movie)Collapse )

(no subject)
owl
rahu_kuus
Джеймс Бакстер

Из "Иерусалимских сонетов"

36.

Ах, брат Осел, опять ты весь в мечтах
Подай тебе то даму, то репейник,

Стихи, кофейник, свежее белье,
И чтоб без крабов... Всадник твой тяжел

Внезапно стал, по свету мчаться вздумал
Галопом? Скинь, посмотрим, кто кого,

В каких колючках ты тотчас застрянешь,
Твой рев унылый вреден мне. Давно

Случилась битва, Царь Царей был избран.
Вперед, мой ослик, взнуздан Тем, Кто правит

Всем миром, будь же рад тому, что торный
Твой путь от глаз твоих скрывает мгла,

Что камень остр, укус зудит и ноша
Его взаправду очень тяжела.

(no subject)
owl
rahu_kuus
Джеймс К. Бакстер - главный новозеландский поэт 20 века. по крайней мере, мне хочется так думать) он прожил всего 46 лет, но успел многое, в частности, из атеиста стать англиканином, из англикакина - католиком, а потом уйти отовсюду с Библией под мышкой и поселиться среди маори.
наследие его широко и многообразно (есть даже стих, посвященный Е.Евтушенко). вот вам пока что два: один, мой любимый, был уже в фб. а второй - такая кунсткамерная диковина.Read more...Collapse )

(no subject)
owl
rahu_kuus
переводов этого стихотворения очень много, и выполнены они большими мастерами. но уж если захватило, так захватило... прости, читатель.

Пауль Целан. Фуга смерти

Черным мы пьем перед сном молоко рассвета
мы пьем его днем и в полночь, мы пьем его утром
мы пьем его залпом
мы роем могилу в пространстве там будет уют
В том доме живущий со змеями дружит он пишет
в Германию в сумерках пишет твой волос златой Маргарита
он пишет его и выходит из дома под звезды и псов окликает своих
жидов выкликает своих чтобы вырыть могилу поглубже
велит нам идти танцевать

Черным мы пьем тебя молоко рассвета
мы пьем тебя утром и днем мы пьем тебя на ночь
мы пьем тебя залпом
В том доме живущий со змеями дружит он пишет
в Германию в сумерках пишет твой волос златой Маргарита
Седой твой как прах Суламифь мы роем могилу в пространстве там будет уют

Кричит зарывайтесь поглубже в земные пределы играйте и пойте
И с пояса сдернет клинок и взмахнет а глаза голубые
Вонзайте лопаты поглубже играйте же танец

Тебя пьем мы черным в ночи молоко рассвета
мы пьем тебя утром и днем, мы пьем тебя на ночь
мы пьем тебя залпом
в том доме живущий твой волос златой Маргарита
седой твой как прах Суламифь и со змеями дружит
Кричит смерть играйте послаще а смерть из Германии мастер
кричит скрипки темным смычком ласкайте и дымом летите
и вот в облаках вам могила там будет уют

Тебя пьем мы черным в ночи молоко рассвета
к обеду мы пьем тебя смерть из Германии мастер
мы пьем тебя вечером утром мы пьем тебя залпом
а смерть из Германии мастер вон глаз голубой
подстрелит свинцовою пулей тебя не промажет
в том доме живущий твой волос златой Маргарита
он псов натравляет на нас нам подарит могилу в пространстве
со змеями дружит мечтатель а смерть из Германии мастер

твой волос златой Маргарита
седой твой как прах Суламифь

(no subject)
mouse queen
rahu_kuus
Юрий Левитанский.

Была зима, как снежный перевал,
с дымком жилья, затерянным в провале.
Но я в ту пору не подозревал,
что я застрял на этом перевале.
Была такая длинная зима,
когда любой вечернею порою
уже легко — сойтись горе с горою
и очень трудно не сойти с ума.
Была зима,
и загородный дом,
где в сумерках мерцает телевизор
и где гудит огонь,
бросая вызов
метелям,
снегопадам,
январю —
всему, что нам на головы свергалось.
Дни прибывали
по календарю.
К пяти часам у нас уже смеркалось.
Когда в окно вползала чернота
и все предметы делались иными,
я видел,
как подводится черта
под нашими усильями дневными,
под нашей каждодневною тщетой.
А ниже,
оставаясь за чертой,
тянулась цепь таинственных пометок,
и лес напоминал строеньем клеток
и всей своею сущностью прямой,
что он не только современник мой,
но и другого века однолеток,
и он другие помнит времена.
Графический рисунок голых веток
напоминал при этом письмена
давно существовавшего народа.
А я еще задач такого рода
не знал,
я перед ними пасовал
и то и дело путался в ответах.
Да и мороз к тому же рисовал
на стеклах непонятные узоры
и всякие загадывал загадки,
которых я разгадывать не мог,
хотя и упражнялся регулярно.
А утром снова
тоненький дымок
стоял над крышей перпендикулярно,
и даль передо мной была бела,
и жизнь моя передо мной была
как на ладони вся,
как на экране,
и можно было с легкою душой
перечеркнуть написанное ране,
переписать строку или главу,
которая лишь сдавленно звучала,
перемарать постылый черновик,
и даже сжечь,
и все начать сначала.

Спасибо, Оля!

(no subject)
owl
rahu_kuus
Практически лучшее из того, что он написал. Вспомнила вдруг, и радуюсь.

http://www.sapov.ru/novoe/n00-39.htm

?

Log in

No account? Create an account